Подпишитесь на рассылку новостей
Выберите интересующий вас регион и введите свой e-mail
Подписаться
#234Октябрь 2020

Атом в зеленой зоне выгоден для экономики

вернуться к содержанию

21–25 сентября в Вене прошла 64-я ежегодная сессия Генеральной конференции МАГАТЭ. В этом году сессия проходила одновременно в очном и виртуальном режиме. В своем вступительном слове Генеральный директор МАГАТЭ Рафаэль Мариано Гросси отметил, что 442 ядерных реактора, работающих в 31 стране мира, вырабатывают более 10 % всей мировой электроэнергии или около трети всей электроэнергии из низкоуглеродных источников, и еще раз подчеркнул, что ядерная энергия является одним из решений в борьбе с изменением климата. «Я приложу все усилия, чтобы мнение МАГАТЭ о преимуществах ядерной энергетики было услышано», — ​сказал он.

На полях форума состоялась встреча Гросси и главы Росатома Алексея Лихачева.

Глава Росатома Алексей Лихачев в своем докладе подчеркнул, что мировая атомная энергетика прошла испытания, связанные с пандемией и кризисом: «Вопреки кризису ядерная энергетика продемонстрировала свою надежность, экологичность, безопасность и экономичность». В России, несмотря на сложные времена, все ключевые процессы в атомной отрасли продолжались. Стройки успешно велись и внутри страны, и за рубежом, в мае состоялась сдача в промышленную эксплуатацию единственной в мире плавучей атомной станции (ПАТЭС), рассказал глава Росатома.

«Я уверен, что если мы продолжим соблюдать принципы партнерства, профессионализма и доверия, если мы перестанем политизировать ядерную отрасль, мы сможем преодолеть все нынешние и будущие трудности. Основным условием успеха в этой работе служит объединение усилий всех заинтересованных сторон в различных формах взаимовыгодной кооперации при сохранении центральной роли МАГАТЭ», — ​подчеркнул Алексей Лихачев.

Полезный вклад

В начале сентября в онлайн-формате состоялась конференция Всемирной ядерной ассоциации. Финансовый директор Илья Ребров и глава проектного офиса программ по устойчивому развитию Полина Лион выступали на панельных сессиях конференции вместе с руководителями крупнейших мировых компаний, работающих в атомной промышленности: Electronuclear, SPIC, CEZ, «Узатом», «Казатомпром», Cameco, CNNС и других, а также представителями международных организаций и национальных правительств. Первый заместитель генерального директора — ​директор блока по развитию и международному бизнесу Кирилл Комаров в рамках форума дал развернутое видео-интервью.

Отвечая на вопрос ведущего, Кирилл Комаров особо отметил, что с точки зрения развития промышленности государству выгоднее развивать именно атомную энергетику: «Импорт солнечных панелей из Азии не создает высококвалифицированных рабочих мест, не дает новых налоговых поступлений и не стимулирует инновации».

Подробнее мысль о вкладе атомной энергетики в развитие национальных экономик развернула в своем выступлении Полина Лион: «Наши клиенты заинтересованы не только в получении надежного и безопасного источника электроэнергии по разумной цене. Они все хотят получить и нефинансовые выгоды, такие как новые рабочие места, развитие качественного высшего образования и строительство новой инфраструктуры на местах».

Предложение по строительству АЭС предполагает сочетание финансовых, технологических и социально-экономических и экологических выгод для страны-партнера. В зависимости от потребностей конкретной экономики, для разных проектов сделаны различные акценты. «По нашему проекту в Венгрии было поставлено условие обеспечить минимальный уровень локализации в 40%, а для проекта АЭС «Аккую» в Турции было установлено требование по количеству местных рабочих на площадке. Всем клиентам мы предлагаем обучение персонала. Сейчас в России на специальностях, связанных с ядерной энергетикой, обучаются почти две тысячи иностранных студентов из 58 стран», — ​привела пример Полина Лион.

Тезис о том, что атомная энергетика выгодна для национальных экономик благодаря технологической надежности, ценовой предсказуемости и отсутствию выбросов, Кирилл Комаров подкрепил примером из недавнего прошлого. И для наглядности сравнил ситуацию с известной детской сказкой: «Похоже, что те, кто выступает в защиту более дешевых «100% возобновляемых» альтернативных источников энергии, не читали в детстве сказку про трех поросят. Недавние отключения электричества в Калифорнии ясно показывают, что их позиция  это строительство домика из соломы. Большинство из нас помнят, что случилось с домиком, когда на него подул злой волк. В нашем случае  когда ветер не подул. Ну а ядерная энергия  это каменный дом. Да, строить его дольше и, возможно, не так весело и интересно, но ядерная энергетика  это экономически наиболее эффективный способ обеспечить бесперебойные поставки электроэнергии в низкоуглеродной экономике».

Среди прочих источников электроэнергии АЭС наиболее эффективны — ​об этом свидетельствуют данные EIA. В 2019 году средний КИУМ атомных электростанций составлял 93,5 %, тогда как электростанции на газе — ​лишь 56,8 %. У других видов генерации КИУМ еще ниже.

Атомная энергетика оказалась устойчивой и надежной и в жестких условиях пандемии. «Ядерная энергетика гарантирует стабильность поставок электроэнергии при соблюдении высочайшего уровня безопасности и санитарно-гигиенических требований, одновременно создавая тысячи новых рабочих мест», — ​подчеркнула Полина Лион.

Это не голословные заявления, они подтверждаются статистикой. Например, по данным EIA, даже в условиях пандемии в США, где действует крупнейший в мире парк АЭС, атомная энергетика демонстрировала наивысший КИУМ среди всех источников генерации электроэнергии.

Но пока ситуация в восприятии атомной отрасли близка к абсурдной. Про эффективность атомных электростанций при обсуждении будущего национальных энергетик до недавнего времени не говорили. А касаясь вопросов заботы об окружающей среде, правительства некоторых стран с одной стороны декларируют стремление снизить выбросы углекислого газа, а с другой, эти же правительства досрочно закрывают атомные электростанции, которые предотвращают выбросы. При этом если одна четырехблочная АЭС мощностью 4 ГВт будет работать вместо угольной ТЭС аналогичной мощности, то она предотвратит выбросы СО‑2 и сжигание кислорода, которые производят 10–12 млн га леса. Это примерно столько же, сколько занимают Венгрия (9,3 млн га) или Греция (13,2 млн га), если бы они были сплошь покрыты лесом. «Сегодня строительство новых возобновляемых мощностей, солнечных или ветровых, не уменьшает общее количество углеродных выбросов. Просто происходит замена одних низкоуглеродных источников энергии (старых ядерных реакторов) другими низкоуглеродными источниками», — ​констатировал первый заместитель гендиректора Росатома.

В некоторых странах, особенно европейских, виден явный дисбаланс на энергетических рынках в пользу возобновляемых источников энергии, а по отношению к атомной энергетике выстраивается последовательная открыто враждебная политика. Кирилл Комаров не скрывал своего возмущения по этому поводу: «Во многих странах для ядерной энергетики создаются дискриминационные условия. Даже если в таких странах отсутствует законодательство, ограничивающее использование ядерной энергии, и нет планов по отказу от нее, вы как инвестор в ядерную отрасль несете риски, поскольку широко субсидируемая солнечная энергетика может наводнить рынок практически бесплатным электричеством».

Хуже того, закрытие атомных электростанций может привести к строительству углеродоемких инфраструктурных проектов и поставить под угрозу достижение целей по снижению выбросов углекислого газа. «Таким образом, идея, которую мы хотим донести до правительств разных стран, заключается в следующем: не тратьте деньги на углеродоемкие проекты! Инвестируйте в ядерную энергетику», — ​подытожил Кирилл Комаров.

Влияние на финансирование

Дискриминирующая политика в отношении атомной энергетики приводит к ухудшению условий ее финансирования. «Получается, что просто продавая чистую энергию, произведенную вами без выбросов углерода, вы никогда не сможете вывести проект хотя бы на окупаемость», — ​изумлялся Кирилл Комаров.

По словам Полины Лион, в Таксономии Европейского Союза, которая определяет степень желательности того или иного источника энергии в ЕС, атомная энергетика находится в серой зоне. Позиция Еврокомиссии не включать ее в число поощряемых и рекомендуемых источников электроэнергии влияет на позиции правительств и общественное мнение, а главное — ​решения инвесторов. Причем не только в странах Евросоюза, но и в других регионах. Парадокс в том, что атомная энергетика подпадает под критерии включения в перечень желаемых технологий в Таксономии. «Нам нужно приложить все усилия, чтобы предоставить чиновникам ЕС и их экспертам все доводы и практические примеры и убедить их в том, что ядерная энергия является важной частью энергобаланса будущего», — ​напомнила Полина Лион.

Росатому в рамках сотрудничества на межгосударственном уровне удается найти приемлемую для заказчика АЭС модель финансирования. До недавнего времени самой часто применяемой схемой был ЕРС-контракт (строительство под ключ). Такая схема, например, использовалась для возведения блоков для станции «Куданкулам» в Индии.

Постепенно Росатом стал осваивать и другие модели финансирования. Например, схему ВОО (СВЭ или «строительство — ​владение — ​эксплуатация»). Она использована для проектов «Аккую» в Турции и «Ханхикиви» в Финляндии.

Илья Ребров признал, что возможностей для возведения АЭС было бы больше, если бы предложение Росатома было дополнено финансированием или софинансированием проекта. Приемлемым способом привлечь деньги на строительство АЭС в современных условиях Илья Ребров считает проектное финансирование. «Мы прошли долгий путь применения инструментов проектного финансирования. Росатом начинал с небольших проектов, каждый год увеличивая их размер и нарабатывая необходимый опыт для использования проектного финансирования в проектах строительства АЭС».

Пока же финансовые институты считают атомные электростанции слишком рискованными проектами. Их доводы сформулировал в своем выступлении Илья Ребров:

  • Сроки реализации: продолжительный инвестиционный период идовольно долгий период окупаемости.
  • Качество приемлемого обеспечения (государственные гарантии, соглашение опоставке электроэнергии, контракт наразницу цен и т. д.), которое позволит, кроме прочего, выпустить также и проектные облигации («зеленые облигации») на этапе эксплуатации проекта.
  • Проекты вядерной энергетике отличаются сложностью.
  • Капиталоемкость проектов строительства АЭС. Таким образом, инвесторам как наэтапе финансирования, так ина этапе эксплуатации необходимы гарантии, что проекты будут реализованы в срок и без существенного превышения плановых затрат.
  • Политические ирегуляторные риски, атакже риски безопасной эксплуатации ядерных объектов. Инвесторы не готовы принимать их ни на этапе финансирования, ни на этапе эксплуатации.
  • Инвесторы немогут ине готовы рассматривать АЭС в качестве непосредственного предмета залога. АЭС не могут выступать в качестве обеспечения по кредитам.

Однако, по мнению топ-менеджеров «Росатома», эти риски можно значительно снизить. Главное и обязательное условие — ​непротивление государства. «Значительная часть политических и регуляторных рисков и особенно рисков, связанных с ценой электроэнергии на рынке, может быть устранена за счет участия и воли государства, на территории которого реализуется проект. Здесь кроется основной фактор успеха их реализации в развивающихся странах», — ​заявил Илья Ребров.

Для атомной энергетики не надо специфических привилегий — ​достаточно равных условий для различных источников электрогенерации на рынке: «Если мы хотим найти наиболее реальный и экономически эффективный способ достижения нулевых выбросов, эту ситуацию необходимо изменить. Энергетическая политика должна быть действительно технологически нейтральной. На этом поле у всех игроков должны быть равные права», — ​предложил Кирилл Комаров.

Риск нехватки финансирования можно снизить, если разделить его с поставщиками. «Предоставление финансирования поставщиками под поставки их продукции увеличивает их ответственность за риски проекта, что снижает общий уровень риска для прямого инвестора», — ​пояснил Илья Ребров.

А риски, связанные с процессом строительства, можно снизить, пригласив соинвесторов к тому моменту, когда будут получены все лицензии, а огромный этап по созданию цепочки поставок и планирования стройки будет завершен.

Цитата из Твиттера Рафаэля Гросси:

«Рад, что МАГАТЭ и Россия продолжают работать над достижением общей цели: чистая энергия в борьбе с изменением климата. Отличная встреча с Алексеем Лихачевым из Росатома сегодня в рамках ГК МАГАТЭ: Россия — ​важный партнер. Спасибо России и Росатому за их поддержку».