Подпишитесь на рассылку новостей
Подписаться
#246Октябрь 2021

Атом нужен устойчивому развитию

вернуться к содержанию

В сентябре крупнейшие организации мировой атомной энергетики — МАГАТЭ и Всемирная ядерная ассоциация (WNA) — провели форумы, посвященные тенденциям в отрасли. Участники обсуждали самое главное — место ядерной энергетики в энергопереходе, новые технологии, госрегулирование, популяризацию отрасли, а также знакомили с прогнозами на будущее. В них впервые за несколько лет наметились позитивные изменения.

Каждое из мероприятий шло несколько дней, собрало самый представительный состав участников, а доклады были распределены по нескольким параллельным потокам. Остановимся на ключевых выступлениях.

Ядерная энергетика в энергопереходе

В приветственном выступлении на симпозиуме WNA его глава Сама Бильбао-и-­Леон заявила, что атомная энергия должна стать ключевым инструментом в борьбе с глобальным потеплением.

С аналогичным посылом выступил и глава МАГАТЭ Рафаэль Мариано Гросси. «На Конференции ООН по изменению климата (COP26) в Глазго МАГАТЭ уделит особое внимание роли ядерных технологий в смягчении последствий изменений и адаптации к ним, а именно в климатически оптимизированном сельском хозяйстве, рациональном использовании водных ресурсов и защите окружающей среды. На конференции COP26 я лично буду говорить о том, что ядерная энергетика участвует и должна участвовать в решении климатических проблем», — ​заявил он на открытии 65‑й генеральной конференции МАГАТЭ.

На генконференции МАГАТЭ говорили также о возможном использовании атомной энергетики для производства водорода в качестве попутного продукта. Представители ОКБМ и концерна «Росэнергоатом» подготовили доклад о развитии водородной энергетики в России. «Разработка и коммерциализация технологий, необходимых для существования безопасной и экологичной водородной энергетики, в том числе использование, хранение, перевозка и производство водорода с помощью ядерной энергии, является для «Росатома» приоритетной передовой областью научно-­технического развития и международного сотрудничества»,— отмечается в докладе. Планируется, что водород будет производиться с нулевыми выбросами СО2 на существующих АЭС методом электролиза воды и на АЭС с ВТГР с химико-­технологической частью производства водорода методом риформинга природного газа.

Для достижения нулевых выбросов важны и точные оценки содержания углекислого газа в атмосфере. Для этого, например, на одном из мероприятий генконференции МАГАТЭ предложили использовать стабильные изотопы. Федерика Камин, эксперт МАГАТЭ по эталонным материалам, объяснила, как используется анализ изотопных отношений в парниковых газах: «Отбирая пробы воздуха и определяя соотношение углеродных изотопов в двуокиси углерода, содержащейся в таких пробах, ученые могут определить, как этот газ попал в атмосферу, а также его происхождение. Эти данные помогут разработать более эффективную политику и план действий в борьбе с изменением климата.

Скоро будут опубликованы рекомендации с пошаговым описанием методов проведения анализа. В настоящее время они разрабатываются при поддержке международных экспертов».

Роль атомной энергетики в климатической повестке внимательно оценивают представители финансовых кругов. Руководитель отдела климатических решений британской страховой и инвестиционной компании Legal & General Investment Management Ник Стэнсбери заявил на симпозиуме WNA, что для инвесторов и финансового рынка в целом климатический кризис — огромная проблема. Предотвратить его сложно. Одновременно стоит задача перестроить энергетическую систему менее чем за 30 лет, хотя уже понятно, что энергетический переход требует куда больше времени. Еще одна проблема — высокий спрос на электроэнергию. Сама по себе атомная энергия не решит всех этих проблем, но она должна играть важную роль, потому что она экологически чистая — как минимум настолько же низкоуглеродная, как ветро- и гидроэнергетика, и абсолютно точно менее углеродоемкая, чем любая альтернатива на ископаемом топливе. Ник Стэнсбери задался вопросом, действительно ли отрасль делает все возможное, чтобы этот чистый, безопасный, надежный, низкоуглеродный источник играл ключевую роль в энергетической системе будущего.

В том же духе на симпозиуме выступила управляющий директор британской консалтинговой компании FiRe Energy Фиона Рейли. Она отметила, что далеко не у всех инвесторов устоявшаяся позиция по отношению к ядерной энергетике. Причина — репутация отрасли. Против нее тот факт, что атомная энергетика до сих пор не включена в Европейскую таксономию. Однако в пользу атомной энергетики свидетельствует то, что она вполне соответствует стандартам ESG. Environmental, social, governance — характеристики менеджмента, нацеленные на управление рисками в социальной, экологической и управленческой сферах.

«Важнейший шаг, который глобальная отрасль должна сделать в коммуникациях,— это сконцентрироваться на том, что атомная энергетика — ключевая составляющая достижения целей устойчивого развития, а не только бесперебойный источник чистой электроэнергии»,— подчеркнул на симпозиуме WNA президент «Русатом — Международная Сеть» (входит в Росатом) Вадим Титов. По его словам, атомные технологии как в энергетическом, так и в неэнергетическом аспекте способны менять жизнь людей к лучшему, и необходимо донести этот тезис до широкой аудитории.

Большую практическую работу по применению неэнергетических ядерных технологий ведет МАГАТЭ, которое разрабатывает ядерные технологии для повышения урожайности растений и борьбы с болезнями растений и животных. База для этих исследований — комплекс лабораторий, где в настоящее время идет модернизация. Источники финансирования — взносы стран-­участниц. «Россия оказывает Секретариату экспертную и финансовую поддержку по всем основным направлениям его деятельности. Продолжим это делать и в дальнейшем»,— заявил, выступая на генконференции, гендиректор Росатома Алексей Лихачев.

Технологии будущего

Развитие ядерных технологий, как энергетических, так и неэнергетических, во многом зависит от появления новых реакторов, топлива, а также экологичности и безопасности не только эксплуатации АЭС, но и всех операций после ее окончания.

Большое внимание на обоих форумах уделяли атомным станциям малой мощности и инновационным реакторным технологиям. Это неудивительно: малая энергетика и создание новых типов реакторов — ​горячие темы последних лет.

Старший менеджер отдела ядерного топлива Exelon Generation Джеймс Невлинг отметил что проектов в области АСММ много, и к 2023 году этот рынок сильно окрепнет.

Слова Джеймса Невлинга подтвердила президент Канадской комиссии по ядерной безопасности (CNSC) Румина Велши. Главная сложность в развитии индустрии малых модульных реакторов, по ее словам, — ​огромное количество технологий. В Канаде процедуру предварительного лицензирования сейчас проходят 12 из них. Процесс съедает много ресурсов. Румина Велши считает, что главная задача в таких условиях — ​выбрать наиболее перспективные технологии, которые с наибольшей вероятностью дойдут до финала.

Тему регулирования сегмента АСММ поддержал вице-президент по маркетингу и развитию бизнеса «Русатом Оверсиз» Антон Москвин. Он уверен, что одно из обязательных условий развития глобального рынка атомных станций малой мощности — ​международная гармонизация лицензирования. Пока разница есть не только в требованиях к лицензированию АЭС малой и АЭС большой мощности, но и в национальных стандартах. Поэтому необходимо гармонизовать национальные стандарты с требованиями МАГАТЭ.

О развитии малой энергетики в Росатоме говорили и на генконференции МАГАТЭ. АСММ — ​приоритет для Росатома. В России на Чукотке уже вырабатывает тепло и электроэнергию единственная в мире плавучая АЭС, оснащенная двумя реакторами малой мощности. Там же будут построены еще четыре модернизированных плавучих энергоблока, которые обеспечат электроэнергией крупный горнодобывающий проект. В российской Республике Саха (Якутия) будет строиться наземная АСММ. «Всецело поддерживаем инициативу господина Гросси о запуске нового междепартаментского проекта по малым модульным реакторам. Следующим логичным шагом стало бы проведение международной министерской конференции МАГАТЭ по технологиям малых модульных реакторов. Готовы провести такое мероприятие в России», — ​заявил Алексей Лихачев.

Еще один важный тренд — ​успешный вывод из эксплуатации. По прогнозам МАГАТЭ, к 2030 году будет выведено из эксплуатации 12–25 % атомных мощностей 2020 года. «Инновационные цифровые технологии могут дать важнейшие данные для планирования и реализации проектов по выводу из эксплуатации. Они могут оказать поддержку в ситуациях, в которых людям сложно или опасно работать, и обеспечить эффективную и безопасную реализацию таких проектов», — ​заявил заместитель генерального директора и руководитель департамента ядерной энергии МАГАТЭ Михаил Чудаков в своем вступительном слове на мероприятии.

Ядерные прогнозы

Прогноз МАГАТЭ предлагает три сценария. При благоприятном прогнозе объем установленных атомных мощностей в 2050 году станет вдвое больше нынешнего. Реальный результат будет зависеть от введения около 550 ГВт новых мощностей и продления срока службы существующих. При низком сценарии рост мощности будет ограниченным, «что не позволит нам сделать все необходимое для предотвращения климатической катастрофы», — ​предрек Рафаэль Гросси.

Три прогноза, но через призму топливного цикла, разработали и в WNA. Отчет по ядерному топливу (Nuclear Fuel Report) был опубликован в начале сентября этого года. На симпозиуме его представили сопредседатели рабочей группы по ядерному топливу — Джеймс Невлинг из Exelon и советник первого заместителя гендиректора «Техснабэкспорта» (TENEX) Александр Бойцов. По мнению авторов отчета, негативная тенденция, которую фиксировали в отчетах 2013, 2015 и 2017 годов, наконец, переломилась. «Несмотря на некоторое снижение прогнозов по мощностям ядерной генерации, которое отмечается в базовом и высоком сценариях в кратко- и среднесрочной перспективе, все три сценария предполагают значительный рост с 2035 года и далее за счет широких программ строительства АЭС в Юго-­Восточной Азии, продления срока службы существующих реакторов и увеличения предполагаемого числа стран, которые запустят свои первые реакторы до 2040 года»,— говорится в комментарии к отчету.

В кратко- и среднесрочной перспективе базовый и высокий сценарии предусматривают некоторое сокращение в объеме новых ядерных мощностей из-за различных задержек, вызванных пандемией Covid‑19 и пересмотра ядерных энергетических программ в некоторых странах (таких как Южная Корея, Япония, Россия и США). Ни один из новых проектов не был отменен. В долгосрочной перспективе — после 2035 года — намечается более позитивная тенденция, чем предполагалось в отчете от 2019 года, благодаря более широким перспективам ядерной энергетики и расширению планов по борьбе с изменением климата во многих странах.