Подпишитесь на рассылку новостей
Выберите интересующий вас регион и введите свой e-mail
Подписаться
#232Август 2020

Экологи переходят на защиту атома

вернуться к содержанию

Пожалуй, самый яркий пример — ​активистка Зион Лайтс. Она занимала должность пресс-секретаря международной экологической и антиядерной организации Extinction Rebellion. Но летом нынешнего года она неожиданно вошла в число участников проядерного движения Environmental Progress и возглавила британский офис движения.

«Долгие годы я скептически относилась к атомной энергетике. Находясь в окружении противников атомной энергии, я позволила страху перед радиацией, ядерными отходами и оружием массового уничтожения проникнуть в мое подсознание. Когда один из моих друзей прислал мне научную статью о реальных последствиях радиации, в которой в том числе говорилось про (очень небольшое) количество смертей после аварий в Чернобыле и Фукусиме, я поняла, что все это время я была введена в заблуждение антинаучными утверждениями», — ​признала Зион Лайтс.

В поведении активистки обращает на себя внимание то, что она взяла на себя труд просто проверить информацию об атомной энергетике. «Научные исследования показали, что атомная энергия безопаснее ископаемого топлива, если учитывать загрязнение воздуха, аварии (при добыче нефти и газа) и выбросы парниковых газов». Свою позицию Зион Лайтс подкрепила ссылкой на исследование, согласно которому количество смертей в атомной энергетике на 2,5 порядка меньше, чем в энергетике на буром угле.

Она также признала, что возобновляемые источники энергии, под которыми почти однозначно понимаются установки, работающие на энергии ветра и солнца, не могут полностью обеспечить энергопотребление Великобритании.

Наконец, она обнаружила, что ядерные отходы невелики в объеме, им обеспечены хранение и контроль, и они никого не убивают.

«К моему удивлению, когда я поделилась этой информацией со своими друзьями из лагеря противников ядерной энергии, они стали спорить с наукой. Увы, поэтому наши пути разошлись», — ​отметила Зион Лайтс.

Она признала, что атомная энергетика играет ключевую роль в сохранении воздуха чистым и снижает количество углекислого газа в атмосфере: «Я призываю коллег-экологов встать на защиту атомной энергии. Ведь она, как подтверждают эксперты, является неотъемлемой частью наших отчаянных усилий в борьбе с глобальным потеплением. И здесь, в Великобритании, как и во всем мире, нужна атомная энергетика».

Вдохновителем Зион Лайтс был Майкл Шеллленбергер. Еще в июне 2016 года, выступая на саммите TED, он заявил, что массовое закрытие атомных станций в течение ближайших 15 лет может привести не к революции чистой энергетики, а к ее кризису.

По данным PRIS МАГАТЭ, на конец 2016 года в мире работали 447 реакторов, на конец 2019 года — ​443. Это нетто-итог с учетом всех введенных и выведенных из эксплуатации реакторов. Конечно, следует также учитывать, что вводятся в эксплуатацию более мощные блоки, чем выводятся, поэтому общая установленная мощность реакторов на конец 2019 года все же выше, чем на конец 2016 года (392,1 ГВт и 390,49 ГВт соответственно). Санкционная борьба между такими крупными атомными игроками как США и Китай, тоже не способствует развитию атомной энергетики в целом. «Ещё в сентябре 2019 года будущие китайские ММР в плавучем исполнении в Вашингтоне назвали средством энергетической поддержки китайского империализма в восточной Азии. С тех пор США добавляют всё новые и новые ограничения (очередное — ​в июне 2020 года), призванные усложнить международное сотрудничество с Китаем в области малой атомной энергетики», — ​отмечает профильный портал Atominfo.ru.

По словам Майкла Шелленбергера, существует три главных страха. Первый связан с работой станций. Второй — ​с ядерным оружием. Третий — ​с ядерными отходами.

Несостоятельность первого страха иллюстрирует график «Количество смертей в энергетической отрасли». А сравнение АЭС с угольными станциями и фермами ВИЭ приводит к тому, что в защиту атомной энергетики как более чистой начинают организовываться движения, казалось бы, неожиданных сторонников: «Мы — ​матери, которые раньше скептически относились к атомной энергетике, но сейчас считаем необходимым защитить наших детей от загрязнения, наши ландшафты от разрушения, а будущие поколения от глобального потепления», — ​лозунг на первой странице движения «Матери в защиту атомной энергетики».

Для ядерного оружия мирная атомная энергетика может служить средством безвозвратной утилизации. Самый масштабный пример в недавней истории — ​российско-американское соглашение ВОУ-НОУ («высокообогащенный уран на низкообогащенный уран»). В рамках соглашения около 500 тонн оружейного ВОУ с обогащением не менее 90 % было переработано в примерно 14,5 тыс. НОУ с обогащением по изотопу U235 3,2–4,95 %. Этот уран обеспечивал около половины ежегодных потребностей США. С использованием российского урана было произведено около 7 млн ГВтч электроэнергии или примерно 10 % от всей электрогенерации США.

А отходы атомной энергетики далеко не всегда корректно называть отходами. В этом убедились представители экологических организаций, протестовавших против ввоза обедненного гексафторида урана (ОГФУ) из Германии в Россию.

Норвежский эколого-правовой центр «Беллона» совместно с госкорпорацией «Росатом» подготовили и представили отчет об ОГФУ и обращению с ним.

«Аргументы и конкретные данные свидетельствуют о том, что ОГФУ используется в атомной и других областях промышленности как полезный ресурс. Кроме того, как показано на схеме процесса переработки ОГФУ, в результате технологических операций в конечном счете на хранении остается только ОЗОУ (обедненная закись-окись урана — ​прим. Ред.), который в перспективе планируют использовать в качестве сырья для ядерных реакторов на быстрых нейтронах», — ​говорится в отчете. «Однозначно — ​это ресурс», — ​подчеркнул на презентации отчета генеральный директор эколого-правового центра «Беллона» в России Александр Никитин.

Авторы исследования делают вывод, что, согласно российским законам, в которых содержится определение и разъяснение понятия «радиоактивные отходы», ОГФУ не может быть отнесен к этой категории, и потому не подпадает под запрет на ввоз на территорию России.

Важно также понимать, что радиоактивность в ОГФУ гораздо ниже, чем у природного урана и даже некоторых строительных материалов. Удельная активность природного урана составляет 17 килобеккерелей на грамм (кБк/г), а удельная активность повторно обедненного гексафторида урана, который остается в России — ​2,7 кБк/г.

По оценкам авторов доклада, вероятность наступления гипотетической аварии (падение тяжелого самолета на площадку хранения или на эшелон с грузом ОГФУ), составляет 10–8 в год. Для сравнения, вероятность погибнуть в результате дорожно-транспортного происшествия в России в 2019 году составляла 10–3 в год. «Эти примеры дают возможность сравнить риски и понять, что страхи, распространяемые паникерами, не имеют под собой реальной почвы», — ​говорится в докладе.

Пример с подготовкой доклада совместно «Беллоной», которую никак нельзя заподозрить в чрезмерных симпатиях к Росатому, показывает, что знания и информирование могут перевести экологов на сторону атомщиков. На презентации представители общественных организаций признали, что протесты против ввоза в Россию ОГФУ были связаны с непониманием возможностей его использования в атомной отрасли.

Информировать местных жителей о принципах действия ядерных технологий — ​одно из важнейших направлений в работе Росатома.

Например, в марте Росатом организовал визит соосновательницы движения «Матери в защиту атомной энергетики» Хизер Хофф, которая рассказала участникам крупнейшей атомной конференции и выставки в Турции NPPES‑2020, почему она защищает атомную энергию.

А представители «Русатом — ​Международная сеть» провели для студентов и старшеклассников онлайн-эфиры «Ты заметил, как изменилась планета?». В апреле — ​для Армении, в мае — ​для Беларуси. Во время эфиров представители международных и общественных организаций, в том числе — ​ООН, рассказали зрителям о глобальном потеплении и вкладе атомной энергетики в улучшение экологической ситуации и сохранение воздуха чистым.

Кроме того, в июле на образовательном канале Росатома в Youtube Look Around прошел прямой эфир «Как заглянуть в живой мозг?», где речь шла о возможностях ядерной медицины. Врач лучевой диагностики, научный сотрудник московского Центра диагностики и телемедицины и заместитель главного редактора портала Neuronovosti.ru Анна Хоружая рассказала о том, как ядерные технологии — ​КТ, МРТ и ПЭТ –позволяют исследовать мозг и вовремя обнаруживать патологии.

 

Британские ученые вступились за чистый атом

Британские ученые, инженеры и просто неравнодушные граждане подписали открытое письмо премьер-министру Великобритании Борису Джонсону, бизнес-секретарю Алоку Шарме и канцлеру казначейства Риши Сунаку. В этом письме они выступили в поддержку атомной энергетики для борьбы с изменениями климата.

«К счастью, атомные электростанции чрезвычайно компактны, работают круглый год и потому прекрасно снижают углеродные выбросы и защищают окружающую среду. Кроме того, атомная отрасль обеспечивает большое количество рабочих мест как при строительстве, так и при многолетней эксплуатации атомных электростанций, и потому является важной составляющей экологических инициатив правительства», — ​отмечается в письме. Обратим внимание: атомную энергетику защищают образованные специалисты.

Приверженцы атомной энергетики в Великобритании намерены идти дальше и уже запланировали мероприятие Stand Up For Nuclear («В защиту атомной энергетики»). Что показательно, цель мероприятия — ​не только «продемонстрировать, что сторонники атомной энергетики существуют», но и «помочь развеять многие мифы о ядерной энергии».

Во Франции группа защитников атомной энергетики выступила против закрытия реактора в Фессенхайме. Самое парадоксальное, что свой протест они адресовали Greenpeace, которые известны своими эффектными кампаниями, поддерживающими остановки АЭС. Защитники атомной энергетики заявили, что необходимо поддерживать безуглеродную энергетику.

Это выступление, как кажется, обнаружило словесный парадокс, который до сих пор практически не осознается. «Возобновляемый» не всегда означает «чистый» — ​если речь идет о сжигании деревьев и древесного угля. «Возобновляемый» будет включать в себя атомную энергетику, когда в полном объеме заработает двухкомпонентная энергетика. А выступление против «Гринпис» показало, что даже «зеленый» не всегда синоним «чистого», если «зеленые» требуют закрыть чистые источники энергии.