Подпишитесь на рассылку новостей
Подписаться
#256Сентябрь 2022

Зеленый свет атому

вернуться к содержанию

Евросоюз признал атомную энергетику соответствующей критериям устойчивости. В целом, на фоне энергетического кризиса и сохраняющей актуальность климатической повестке атомная энергетика, как и полвека назад, выглядит привлекательно. Привлекательность эта подтверждается цифрами, в том числе экономическими расчетами.

Европейское признание

В июле 2022 года 328 депутатов Европарламента выступили против попытки заблокировать включение газа и атома в европейскую Таксономию. Это документ, который на уровне Евросоюза определяет, какие виды деятельности экологически устойчивы, какие нет. За невключение в Таксономию выступили 278 депутатов, 33 воздержались. Ранее включение в Таксономию атом и газ одобрила Еврокомиссия. Как ожидается, Европейский совет также не будет выступать против газа и атома, поэтому с 1 января 2023 года атомная энергетика будет включена в Таксономию как переходный вид деятельности, способствующий достижению климатической нейтральности.

«Голосование в Европейском парламенте однозначно показало финансовому сообществу, что атом получит поддержку парламентариев. Они ­наконец-то прислушались к ученым и признали, что устойчивые инвестиции в ядерную энергетику помогут ЕС достичь углеродной нейтральности к 2050 году. Теперь правительствам, инвесторам и промышленности надо действовать незамедлительно, чтобы ускорить ввод новых атомных мощностей для достижения этой цели», — ​прокомментировала итоги голосования Сама Бильбао-и-­Леон, генеральный директор Всемирной ядерной ассоциации, представляющей интересы международной атомной отрасли.

В России атомная энергетика была включена в национальную таксономию экологически устойчивых видов деятельности еще в марте 2021 года.

Самый главный результат от включения в Таксономию — ​доступ атомных проектов к льготному — ​«зеленому» — ​финансированию. Институциональные инвесторы смогут включать проекты с использованием ядерных технологий в отчетность в качестве устойчивых, повышая долю и объем инвестиций, направленных на климатические цели Евросоюза (см. справку).

«Устойчивое» финансирование будет направляться прежде всего на европейские проекты, но также возможны инвестиции и в проекты за пределами Евросоюза. «Учитывая глобальную природу финансовых рынков и торговых потоков, Таксономия ЕС повлияет на неевропейские компании. Например, инвестор или финансовый консультант не из ЕС, предлагающий продукты в Европе, обязан соблюдать Положение о раскрытии информации об устойчивом финансировании, которое требует соответствия инвестиционных продуктов указанной Таксономии. Кроме того, если у неевропейской компании есть инвесторы, находящиеся в ЕС, они скорее всего потребуют от компании предоставить информацию о соответствии Таксономии ЕС», — ​говорится в комментарии французского BNP Paribas, одного из крупнейших в мировой финансовой системе инвестбанка.

Атом климатически выгоднее солнца и ветра

Энергетический кризис, начавшийся во второй половине 2021 года, спровоцировал всплеск интереса к атомной энергетике — ​безуглеродной, надежной, слабо зависимой от капризов погоды. Как мы писали в ноябрьском выпуске «Ньюслеттера», подобная тенденция уже возникала — ​как реакция на энергетический кризис 1973 года.

Об этом говориться и в июньском отчете МЭА, озаглавленном «Ядерная энергетика и безопасный энергетический переход»: «За десятилетие, последовавшее за нефтяным кризисом 1973 года, началось строительство атомных станций совокупной мощностью почти 170 ГВт. На долю тех АЭС и сейчас приходится 40 % существующих ядерных мощностей. А за последнее десятилетие совокупная мощность вновь построенных реакторов составляет лишь 56 ГВт. При наличии политической воли и сокращении затрат сегодняшний энергетический кризис вполне может дать толчок аналогичному возрождению атомной энергетики».

Атомная энергетика отлично подходит для решения не только энергетических, но и экологических задач. «Ядерная энергетика с ее 413 ГВт действующих мощностей в 32 странах служит обеим целям: она в масштабе всей планеты помогает предотвратить выбросы в объеме 1,5 гигатонны и сократить мировой спрос на газ на 180 млрд кубометров в год», — ​отмечается в документе. Возможность решить обе проблемы, развивая ядерные технологии, — ​главный посыл отчета.

Авторы отчета выдали список рекомендаций правительствам, намеренным развивать атомную энергетику (см. ниже). Также в отчете отмечается, что атомные станции должны стоить в странах с развитой экономикой около 5 тыс. долларов за кВт к 2030 году. А если хотят конкурировать с альтернативами, то еще ниже: «Для увеличения роли ядерной энергетики потребуется еще большее снижение затрат на строительство. Основной альтернативой для нее по уровню выбросов и диспетчеризации пока остаются гидроэлектростанции, электростанции на биотопливе, а также электростанции на ископаемом топливе с применением технологий захвата углерода. Если сохраняются возможности для более широкого использования таких альтернативных источников и обеспечивается коммерческая доступность технологий захвата углерода, то ядерной энергетике, чтобы оставаться конкурентоспособной, нужно снизить стоимость строительства новых мощностей до 2 000–3 000 долл. США за кВт (в ценах 2020 года)». По подсчетам авторов отчета, с учетом стоимости финансирования, вывода из эксплуатации и захоронения отходов приведенная цена электроэнергии жизнеспособного проекта должна составлять 40–80 долларов за МВт·ч. Посыл достаточно очевиден: сначала создатели атомных станций должны снизить объем капзатрат и доказать это, а потом станет понятно, стоит в атом инвестировать или нет.

Однако авторы исследования «Экономическая ценность ядерной энергетики в энергетических системах будущего» из Гронингенского университета приходят к совсем иным выводам. Они новы для информационного поля, но поскольку они основываются на состоянии реального электроэнергетического рынка Нидерландов, то выглядят весьма убедительно.

Исследователи сопоставили экономику инвестиций в возобновляемую энергетику и атомную генерацию в условиях уже существующей высокой доли генерации из ВИЭ в энергетической корзине. По данным Управления по статистике Нидерландов, доля ВИЭ в энергобалансе Нидерландов в 2021 году составляла 12%. Можно предположить, что такой показатель уже понимается как «высокая доля». Для сравнения, по данным PRIS, доля атомной генерации составляла в 2021 году 3,1%.

В качестве объекта исследования были взяты АЭС мощностью 1 ГВт, а также наземная, морская ВЭС и солнечная электростанция той же мощности. В своих расчетах авторы исходили из уже существующих внешних оценок. В соответствии с ними блок АЭС может быть построен за 4,2 млн евро за 1 МВт (ср. с оценками МЭА выше) в течение семи лет после получения лицензии, после чего он проработает 60 лет. Затем блок будет выведен из эксплуатации, на что потребуется 15% первоначальных затрат.

Сравнение затрат и расчет приведенной стоимости инвестиций в атомную энергетику, солнечные и ветростанции (как наземные, так и морские) показали, что во всех сценариях все рассматриваемые в исследовании технологии нуждаются в субсидиях, чтобы окупить затраты, но атом выгоднее. «На основании ряда сценариев развития [голландского] рынка электроэнергии мы также пришли к выводу, что атомная электростанция потребует больше субсидий (в евро/МВтч), чем наземная ветроэлектростанция, но меньше, чем солнечная электростанция или прибрежная ВЭС. Однако в сценарии, предусматривающем более высокую долю ВИЭ, наземные ВЭС также потребуют больше субсидий, чем АЭС, что связано с существенным снижением цены реализации энергии из возобновляемых источников. Соответственно, при большом объеме установленной возобновляемой мощности инвестиции в строительство АЭС оказываются более эффективными, чем дальнейшее увеличение ВИЭ»,— приходят к выводу авторы исследования.

Наращивание возобновляемой генерации опасно для самой возобновляемой генерации, так как реальная цена покупки электроэнергии на электроэнергию падает, как отмечается в исследовании, с 50 до 10 евро за МВт·ч. Как следствие, генерация электроэнергии становится невыгодной, и станции прекращают производство — это ключевой фактор, препятствующий наращиванию объемов возобновляемых мощностей. Для АЭС падение реальной цены покупки электроэнергии при большой доле возобновляемой генерации не так драматично. Цена падает с нынешних 40 лишь до 35 евро за МВт·ч, поскольку АЭС могут производить и продавать электроэнергию в те часы, когда возобновляемая генерация не действует.

Модельный анализ показал, что LCOE (приведенная стоимость энергии) технологий не постоянна, будучи сильно зависимой от рыночной ситуации. В сценарии с большим количеством возобновляемых источников энергии и лишь скромным ростом спроса использование всех технологий сокращается. Это связано с тем, что даже производители с низкими предельными издержками прекращают производство, когда цены на электроэнергию становятся слишком низкими. Но даже если возобновляемая генерация поддерживается, продуманная схема требует, чтобы поддержка не оказывалась, когда рыночная цена падает ниже предельных затрат. Как следствие, при большом объеме возобновляемой генерации энергомощности простаивают, а LCOE растет. Этот вывод сделан без учета ­каких-либо ограничений энергосети на производство, которые могут быть наложены на возобновляемую генерацию из-за перегрузок в периоды благоприятных погодных условий. Если сетевые ограничения сохранятся, использование возобновляемой генерации будет еще ниже.

Климатические цели Евросоюза

  1. Смягчение последствий изменения климата
  2. Адаптация к изменению климата
  3. Устойчивое использование и защита водных и морских ресурсов
  4. Переход к экономике замкнутого цикла
  5. Предотвращение и контроль загрязнения
  6. Защита и восстановление биоразнообразия и экосистем

При росте доли возобновляемой генерации коэффициент использования установленной мощности (КИУМ) АЭС падает с 90% до 60%. Но в относительных величинах падает и КИУМ возобновляемой генерации. Это еще одно подтверждение того, что слишком высокая доля возобновляемой генерации уменьшает экономическую эффективность всей энергосистемы. Этот эффект частично компенсируется, если спрос растет.

Также исследователи сравнили субсидии, необходимые каждой технологии для сокращения выбросов. Оказалось, что в сценарии с большим количеством уже установленной генерации расходы на сокращение выбросов, измеряемые в евро на тонну углерода, для атомной энергетики значительно ниже, чем для ветровой и солнечной генерации. Результат также связан со снижением реальной цены покупки электроэнергии из возобновляемой генерации. «Из этого следует, что для снижения выбросов углерода строительство АЭС оказывается более результативным, чем строительство ВИЭ»,— подытоживают авторы.

Исследователи пришли к выводу, что несмотря на политику поощрения развития возобновляемых источников, их будет недостаточно для достижения климатических целей. Одна из причин — рост спроса на электроэнергию из-за электрификации и производства водорода. По этой причине все больше внимания уделяется другому безуглеродному источнику энергии — атому. Правительство Нидерландов, например, недавно заявило, что разрешит построить два новых блока в Нидерландах.

Казалось бы, как в свете разрыва отношений стран Европы с Россией может порадовать Росатом тот факт, что в Евросоюзе сочли атом экологически устойчивым, МЭА порекомендовала меры для развития атомной энергетики, а в Нидерландах с цифрами в руках подтвердили, что в условиях, когда доля генерации на ВИЭ высока, выгоднее не продолжать ее наращивать, а построить АЭС?

Во-первых, методику расчетов нидерландских ученых может использовать другая, в том числе неевропейская страна при оценке затрат на энергетическую стабильность и снижение углеродного следа. Убедиться в выгодности АЭС и договориться с Росатомом.

Во-вторых, несмотря на полное замалчивание МЭА российских достижений в атомной генерации, Росатом по-прежнему — лидер на рынке зарубежного строительства атомных станций, обладающий глубокой и широкой экспертизой и готовый этими знаниями делиться в рамках различных партнерств.

Рекомендации МЭА в сфере политики

  1. Продление срока службы станций
  2. Повышение ценности диспетчеризуемой низкоуглеродной генерации для рынков электричества
  3. Определение принципов финансирования новых реакторов
  4. Обеспечение эффективного и результативного регулирования вопросов безопасности
  5. Внедрение решений по утилизации ядерных отходов
  6. Ускорение разработки и строительства малых модульных реакторов
  7. Пересмотр планов с учетом достигнутых результатов

В-третьих, политическая конъюнктура переменчива. Атомная энергетика рассчитана на десятилетия сотрудничества, за 80 лет своего существования видела вой­ны, мир, охлаждения и потепления. Поэтому — ​да, можно только порадоваться, что в мире возрождается интерес к атомной энергетике. Несомненно, компетенции, научные и инженерные возможности Росатома благодаря росту этого интереса будут востребованы тем или иным образом.