Подпишитесь на рассылку новостей
Подписаться
#248Декабрь 2021

Атом два в одном: экологичность и экономичность

вернуться к содержанию

Можно ли назвать 2021 год удачным для атомной энергетики? Он точно не был простым, но, по-видимому, главное, что случилось в этом году,— атом вернулся в большую политику. Мир признал, что это источник электроэнергии, обладающий двумя ключевыми свой­ствами — безуглеродностью и стабильностью, и решающий ключевые задачи — климатическую и экономическую.

Последние лет пять климатическая повестка и задача снижения выбросов углекислого газа доминировала при обсуждении вопросов, связанных с энергетикой. Однако волны холода в Техасе и Европе и холодный октябрь 2021 года показали, что энергетика должна быть не только чистой, но и стабильной, и доступной. В октябре этого года, как раз перед климатическим саммитом СОР‑26, который проходил в Глазго с 31 октября по 12 ноября, случился крупнейший за последние почти 50 лет энергетический кризис.

Из-за отказа от австралийского угля и резкого снижения собственного производства Поднебесная нарастила импорт газа, и всему остальному миру — прежде всего, Европе, стало его не хватать. Как следствие, взлетела стоимость. Среднемесячная цена на газ в октябре, по данным Всемирного банка, составляла 31,05 долларов за ММbtu. Это примерно 885,5 долларов за 1 тыс. куб. м. Для сравнения, в мае 2020 года цена падала до 1.575 доллара за ММbtu (меньше 45 долларов за 1 тыс. куб.м). Ветер осенью был слабый, поэтому ВЭС не смогли обеспечить достаточное энергоснабжение. Неудивительно, что панические заявления энергокомпаний и политиков и тревожные публикации в СМИ стали фоном для СОР‑26.

В этом контексте атомная энергетика на саммите смотрелась выигрышно. Лидеры мнений в энергетической политике высказывались в поддержку атома как необходимой части энергетической корзины будущего. «Мир переживает трудные времена энергетической нестабильности. Одним из непреднамеренных положительных последствий этой рыночной нестабильности является то, что некоторые люди осознали ценность ядерной энергетики. Это то, что мы все должны принять к сведению», заявил глава МЭА Фатих Бироль. Бироль сослался на проект МЭА «Чистый ноль к 2050 году: Дорожная карта для отчета о глобальном энергетическом секторе», рекомендации которого, по его словам, хорошо приняты и широко соблюдаются. «Один факт в этом отчете, на мой взгляд, очень важен. Для достижения климатических целей необходимо удвоить производство ядерной энергии по сравнению с сегодняшним днем… Ядерная энергетика должна сыграть важную роль, если мы всерьез хотим достичь климатических вызовов современности»,— сказал он.

Предотвращение выбросов

Генеральный директор Росатом Алексей Лихачёв, подводя итоги саммита на мероприятии «Пути низкоуглеродного развития: роль и подходы России отметил: «Теперь «можно разделить историю мировой ядерной энергетики на «до СОР26» и «после СОР26», когда дискуссия для большинства участников пришла к положительному результату. Ответ на вопрос о том, должна или не должна ядерная энергетика быть в безуглеродном мировом балансе, после СОР26 стал очевиден — ​«да, должна».

Во всех материалах организаций мировой атомной отрасли, выпущенных к саммиту, подчеркивалось, что атомные станции позволяют предотвращать выбросы. «Новые исследования показывают, что с 1970 года ядерные реакторы позволили избежать выбросов 72 миллиардов тонн углекислого газа по сравнению с выбросами, которые были бы сделаны, если вместо атомной энергетики использовались угольные станции», — ​говорится, в частности, в предисловии к отчету, подготовленному WNA. Как раз перед СОР26 были опубликованы итоги исследования UNECE, которое показало, что ядерная энергетика генерирует самые низкие выбросы на протяжении всего жизненного цикла, и они даже ниже, чем у ветроэнергетики. «Атомная энергетика на COP26 прозвучала громко. Не только российская отрасль, но и наши коллеги из международных организаций, говорили об атомной энергетике как о важном инструменте достижения глобальной углеродной нейтральности», — ​отметила директор департамента устойчивого развития Росатома Полина Лион.

С теми, кто отказывает атомной энергетике в зеленом статусе, случаются казусы, которые лишь подтверждают его. Так, организаторы саммита отказались удовлетворять заявки организаций, работающих в атомной сфере, на участие в выставке в Зеленой зоне, доступной для широкой публики. Однако, по иронии судьбы, именно атом обеспечил 70 % чистой электроэнергии для Глазго во время саммита. Об этом свидетельствуют данные Carbon Intensity от National Grid.

Стабильность поставок

В условиях нестабильных цен на энергоносители атомная энергетика тоже смотрится выигрышно. Цену на электроэнергию можно предсказать на несколько десятилетий вперед, так как цена топлива — ​природного урана — ​составляет в ней лишь единицы процентов. «Китай, Индия, Бангладеш, Пакистан давно внесли в свои программы развитие атомной энергетики, активно строят мощности. И их не сильно волнует, внесет Евросоюз атомную генерацию в зеленую Таксономию или нет, они просто не мыслят развитие своих энергосистем без АЭС. Они обсуждают, где, когда и какой мощности станции строить, понимая, что АЭС работают от 60 до 100 лет и цена сырья в себестоимости атомной энергии занимает всего 2–3 %. То есть, если даже уран подорожает в пять раз, конечный потребитель этого практически не почувствует. В отличие от подорожания угля или газа», — ​прокомментировал Алексей Лихачев на конференции Global Impact итоги COP26.

Как мало надо топлива АЭС и как много в нем заключено энергии, наглядно объясняли молодые атомщики, которые приехали на СОР26 со всего мира. В течение двух недель они организовывали различные акции в поддержку мирного атома. «Изюминкой» атомного активизма стал жевательный мишка. Молодые атомщики ходили с банкой этих мишек, раздавали их желающим и объясняли принцип работы АЭС. Они показывали, что одна топливная таблетка размером с мишку эквивалентна 1 тонне угля. «Такие простые сравнения, конечно, влияют на скептиков и негативно настроенных к атому людей и заставляют задуматься. Конечно, еще предстоит много обсуждений и поисков идеального энергетического микса, но то, что атомная энергетика становится все более приемлемой среди молодежи,— абсолютно точно»,— отметил представитель компании «Росатом Центральная Европа» Олег Споялов.

Смещение фокуса

Если посмотреть на отношение к атому в разных регионах мира, то открывается интересная картина. Количество активных противников атомной энергии составит меньше десятка государств. Это пять стран — ​Германия, Австрия, Люксембург, Дания и Португалия, чьи министры окружающей среды подписали декларацию и обнародовали ее в связи с СОР‑26. Также к числу противников можно отнести Новую Зеландию. Раньше к таковым относилась и Австралия. Однако после того, как она разорвала контракт с Францией на поставку дизельных подводных лодок в пользу атомных, которые изготовят и поставят США, уже трудно относить Австралию к числу активных противников атома.

Есть страны, которые, как Испания, сделали ставку исключительно на возобновляемые источники в комбинации с системами хранения, и постепенно выводят существующие реакторы из эксплуатации. Но есть и те, которые ранее утвердили такую стратегию, но сейчас пересматривают. Швейцарская народная партия (SVP) подала петицию относительно энергетического будущего страны. «Гидроэнергетика и ядерная энергетика должны оставаться надежными столпами поставок в Швейцарию, потому что ни один другой источник энергии даже далеко не является конкурентоспособным с точки зрения мощности, стоимости и надежности поставок», — ​говорится в документе. Партия требует, чтобы швейцарское правительство не только продлило срок службы действующих АЭС, но и построило новые, современные.

В других странах и регионах атомные технологии, энергетические или неэнергетические, уже существуют или развиваются, идет добыча урана, в некоторых случаях — ​предварительное знакомство с отраслью. А десять стран Европы (Франция, Румыния, Чехия, Финляндия, Словакия, Хорватия, Словения, Болгария, Польша и Венгрия) даже выступили с открытым письмом в поддержку атомной энергетики.

В Европе ждут, что до конца года правительство Евросоюза определится с местом атомной энергетики в Таксономии — ​списке желательных отраслей и проектов. Этот список — ​ориентир для инвесторов, поэтому включение в него означает зеленый цвет не только как экологически приемлемую маркировку, но как и разрешение на перетоки капитала. Неудивительно, что один из аргументов против ядерной энергетики — ​денег не будет хватать на другие отрасли и проекты. Но если посмотреть на другие регионы, деньги на атом уже выделяют (см. врез). И будет разумно и логично, если Евросоюз, который ратует за воплощение ценностей ESG, включит атом, который им полностью соответствует, в свою Таксономию.

Самые масштабные атомные проекты, заявленные в последние несколько месяцев.

  • Китай объявил о программе строительства 150 блоков в течение следующих 15 лет.
  • В США вложат в предотвращение досрочного вывода из эксплуатации блоков АЭС 6 млрд долларов. Еще 2,5 млрд долларов предназначены для демонстрационной программы усовершенствованных реакторов. Кроме того, еще 8 млрд долларов будут инвестированы в производство водорода. А поскольку зеленый водород можно производить электролизом на АЭС, то не исключено, что часть денег получат владельцы атомных станций.
  • Франция объявила о запуске программы по строительству новых атомных блоков. 1 млрд евро будет вложен в малые модульные реакторы, 8 млрд евро — ​в создание двух водородных предприятий с электролизерами.
  • В России будут построены новые блоки, благодаря которым доля атомной энергетики увеличится с нынешних 20 % до 25 %. По предварительным оценкам, это потребует ввода 24 новых блоков.